Выставка «Марк Шагал - мастер livre d'artiste».

Марк шагал. Давид (Стихотворения). Цветная ксилография.
Марк Шагал. Заяц и Лягушки (Басни). Офорт.
Марк Шагал. Лист N 29 из книги Цирк. Литография кистью, пером и карандашом.
Марк Шагал. Суд Хлои (Дафнис и Хлоя). Цветная ксилография кистью, пером, карандашом и набрызгом.
Марк Шагал. Лист N 38 из книги Цирк. Цветная литография кистью и карандашом.
Livre d'artiste ("книга художника") – особый тип издания, сложившийся на рубеже XIX и XX веков.
Дата и время мероприятия: 
с пятница, 12 октября, 2012 (Весь день) по воскресенье, 25 ноября, 2012 (Весь день)
Место: 
Адрес: 
Дворцовая наб., д. 34
Санкт-Петербург
Санкт-Петербург
Россия

В Государственном Эрмитаже открыта выставка livre d'artiste Марка Шагала. Livre d'artiste ("книга художника") – особый тип издания, сложившийся на рубеже XIX и XX веков. Иллюстрации и элементы оформления книги выполняются в той или иной технике оригинального эстампа (офорт, литография, ксилография и т. д.). Это творческая работа крупных художников, которым заведомо предоставляется большая свобода, а не профессиональных граверов-иллюстраторов. Издание выходит строго ограниченным тиражом.
Эрмитажная коллекция книг Шагала насчитывает одиннадцать изданий, поступивших в 1980-х годах (девять из них подарены самим художником). Полностью она экспонировалась в 1987 году. Нынешняя небольшая выставка включает листы из пяти книг – от крупных проектов 1920-х годов, выполненных в черно-белой гравюре на металле, до работ 1960-х годов (цветная литография и ксилография). Не претендуя на полноту, она дает представление о главных особенностях творчества Шагала в livre d'artiste – и как иллюстратора (интерпретатора), и как мастера эстампа.
Первые крупные работы художника в livre d'artiste связаны с именем знаменитого парижского маршана и издателя Амбруаза Воллара. По заказу Воллара в 1923-1925 годах Шагал исполнил в гравюре на металле 96 иллюстраций к "Мертвым душам". Гравюры были отпечатаны в 1927 году, но Воллар по неизвестным причинам отложил публикацию. Книга, включившая первоначальный тираж эстампов, была выпущена лишь в 1948 году и уже другим издателем – Териадом (настоящее имя Эфстратиос Элефтериадес). В издание вошел также гравированный "список иллюстраций" – 11 офортов, воспроизводящих все композиции в уменьшенном виде, – и 11 заставок с инициалами (сведения о создании этих дополнительных изображений существенно расходятся и требуют уточнения).
Работа над "Мертвыми душами" во многом определяет диапазон шагаловского отношения к тексту – от буквального соответствия до вольной интерпретации. Уникальность этой книги в том, как органично эти начала сочетаются и продолжают друг друга. Шагал не только воплощает гоголевские описания и художественные приемы, но продолжает и развивает их. Гоголевский мир оборачивается миром Шагала, а язык писателя становится его языком.
Вслед за "Мертвыми душами" Воллар заказал художнику иллюстрации к "Басням" Лафонтена. Первоначально книгу предполагалось сделать цветной: в 1926-1927 годах Шагал исполнил эскизы гуашью, которые граверы-специалисты должны были репродуцировать в цветном офорте. Эта задача оказалась невыполнимой, и в итоге художник (при участии профессионалов, роль которых пока не вполне ясна) награвировал сто композиций, уже для печати в одном цвете. Марк Шагал. Суд Хлои (Дафнис и Хлоя). Цветная ксилография кистью, пером, карандашом и набрызгом.В 1932 году тираж был отпечатан и, как и гравюры к "Мертвым душам", помещен в хранилище Воллара. Издание, дополненное двумя гравированными обложками, вышло лишь в 1952 году, также благодаря Териаду.
Отношение к тексту здесь принципиально другое. Шагал не разворачивает повествование, а наоборот, "сжимает" его, жертвуя деталями. Зачастую изображение превращается в эмблему-заставку, соответствующую скорее названию, чем развитию сюжета. Морализация оставлена без внимания. Басни в иллюстрациях Шагала – не нравоучения, а забавные рассказы.
Главное, что отличает стилистику эстампов, – тонко разработанные светотеневые эффекты, варьирующиеся от мощных контрастов до мягкого мерцания. Прихотливая игра бликов и теней, нюансы тона создают впечатление световоздушной среды, но вместе с тем и атмосферу волшебной сказки. Главные персонажи Лафонтена – животные – не антропоморфны, но как бы психологизированы, наделены выразительностью позы и даже "мимики".
В послевоенных книгах Шагала связь с живописью еще более очевидна – но и более прямолинейна. Так, цветные литографии к "Дафнису и Хлое" и "Цирку", выпущенным Териадом, представляют собой мастерское воспроизведение эскизов гуашью и акварелью. Эта сложная работа велась в сотрудничестве с профессионалами-литографами, задача которых заключалась в том, чтобы "разложить" изображение на необходимое количество – до 18 – камней, по числу красок, нужных для передачи многоцветия оригинала.
Роман Лонга "Дафнис и Хлоя" с 42 цветными литографиями Шагала вышел в 1961 году. В композициях Шагала события романа трактованы с разной степенью свободы: одни – близко к тексту, другие – более вольно. Многие эпизоды дополнены деталями, комментирующими происходящее или расширяющими его смысл (двуликие фигуры, парящие обнаженные любовники, отсылки к библейским сюжетам). Пейзаж играет не меньшую роль, чем действие. Впечатления от реального ландшафта (в нескольких листах узнаются черты зарисовок, сделанных в Греции) и идиллических описаний Лонга претворяются в образ природы как целого, объединяющего землю, небо, растения и животных. Это не фон, а активная среда, органически включающая действие и героев.
Книга "Цирк", вышедшая в 1967 году, включает 23 цветных и 15 черно-белых литографий, чередующихся друг с другом. Текст, написанный по просьбе Териада самим Шагалом, состоит из прозаических и поэтических фрагментов и представляет собой не рассказ о цирке, а лирический монолог. Сложная драматургия книги строится на тройном соотношении текста, цветных и черно-белых листов. Образ цирка связан с витебскими воспоминаниями; это образ возвышенный и трагический; образ, обладающий сложным метафорическим смыслом. Вместе с тем это и очевидная метафора искусства самого Шагала. Печальный клоун, улыбающийся публике, – alter ego художника.
Цветные и черно-белые иллюстрации книги различаются не только визуально, но и, в значительной степени, тематически. Первые – насыщенные, броские, эффектные. Тема большинства из них – представление и артисты, увиденные Шагалом как зрителем (чего почти нет в тексте). Черно-белые литографии композиционно сложнее, запутаннее, требуют постепенного рассматривания. Тонкая, богатая нюансами техника (кисть, карандаш, процарапывание, использование фактурной автографской бумаги) предполагает близкое восприятие. В этих листах акцент сделан на личном, ассоциативном переживании (в этом смысле они соответствуют тексту, хотя и не иллюстрируют его).
В последней из представленных на выставке книг – "Стихотворения" – Шагал вновь выступает и как автор текста, и как художник. Выпущенная в 1968 году женевским издателем Жеральдом Крамером, она включает 31 стихотворение в переводе на французский с идиша или русского. Одно из них датируется 1909 годом, остальные созданы в период с 1930 по 1965 год. Двадцать четыре иллюстрации в технике цветной гравюры на дереве (практически уникальной для Шагала) исполнены в сотрудничестве с Жаком Фрело, работником мастерской Лакурьера.
Поэзия Шагала – это лирические размышления, воспоминания, обращения к родному городу или ушедшим близким – отцу, матери, брату. Эстампы Шагала как бы проявляют те образы, которые стоят за стихотворением или соотносятся с ним в воображении художника. Иногда изображение связано с текстом почти буквально, иногда – сугубо ассоциативно. Часто это сжатая (или развернутая) формула всего стихотворения или отдельных его строк. Так, человеческая фигура, летящая над городом в огромном сапоге – остроумный парафраз четверостишия, в котором ангел предсказывает Шагалу "дальнюю, дальнюю дорогу" и "вознесет" его "имя над домами" ("Как дикарь"). При этом яркие визуальные образы, данные в самом тексте (ангел как вспышка – в том же стихотворении, или "летящая голова раввина" – в другом) не показаны, как не нуждающиеся в повторении. Эстампы не столько "иллюстрируют", сколько дополняют стихи – так же как в "Цирке" текст дополняет изображения.
Книги Шагала – разные. Вывести общую формулу здесь невозможно, можно лишь обозначить некоторые черты, характеризующие положение художника в истории livre d'artiste. В отличие от многих других мастеров Шагал не занимается дизайном книги, не пытается визуально связать текст и изображение (встречающиеся иногда заставки или концовки редки и не играют существенной роли), не экспериментирует со шрифтами или рукописным текстом. Текст важен для него не как графический объект, а как система словесных образов. Главное для Шагала, по его собственным словам, – ощущение "родства", созвучия слова и изображения. Отношение иллюстраций к тексту различно (от буквальности до вольной игры ассоциаций), но неизменной остается их внутренняя взаимосвязь – особая, исключительно шагаловская, часто парадоксальная. Свобода фантазии укоренена в переживании текста, а буквальность оборачивается глубоко личной его интерпретацией. Графическая манера во всем разнообразии использованных техник и приемов связана с характером литературного произведения. Именно эти черты позволяют говорить о Шагале как о настоящем мастере livre d'artiste.
Куратор выставки – Михаил Витальевич Балан, научный сотрудник Отдела западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа.

Материалы из архива: