Звучащее вещество.

Даты проведения: 
с 19 декабря 2012 по 10 марта 2013
Мраморный дворц Русского музея
Адрес: 
Миллионная ул. д. 5/1
Санкт-Петербург
Россия

В Мраморном дворце Русского музея открыта выставка произведений, соединивших в себе визуальное и музыкальное искусство. Это - около 80 работ, среди которых авторские нетрадиционные музыкальные инструменты, видеопроекты композиторов, цветомузыкальные эксперименты, звучащая скульптура, визуально-акустические объекты, звуковые инсталляции. Также демонстрируются проекты, основанные на переводе звуковых импульсов в изображение, двигательных – в звучание, видеоперформансы и «звучащие» костюмы. Каждое из произведений этой выставки уникально, многие звучат, шумят, двигаются, светятся, излучают энергию, как живые существа. А благодаря интерактивности работ и возможности взаимодействовать с ними, посетители ощущают себя внутри «звучащего вещества».
В создании выставки приняли участие Московский музей современного искусства, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, Институт русской литературы (Пушкинский дом), Санкт-Петербургский музей театрального и музыкального искусства, а также художники, композиторы, музыканты России, Германии, Италии, Дании, Австрии и Литвы.
Экспозиция «Звучащее вещество» отличается от других выставок, посвященных феномену визуализации звука, поискам связей между музыкой и живописью, более широким кругом представленных современных художников, при этом акцент сделан на петербургских авторах. В проекте приняли участие 50 художников, среди которых: Владимир Тарасов, Вячеслав Колейчук, Булат Галеев, Герман Виноградов, Владимир Мартынов, Сергей Загний, Валентин Афанасьев, Алексей и Елена Каварга, Виктор Алимпиев, Юрий Календарев, Александра Митлянская, Вадим Воинов, Александр Панкин, Сергей Катран, Владимир Смоляр, Людмила Белова, Марина Колдобская, Анна Франц, Никола Овчинников, Татьяна Парфенова, Матиас Джакиш. Наряду с мультимедиа на «Звучащем веществе» представлены и традиционные виды искусства – живопись, графика, коллаж, объект. Присутствует и исторический контекст, что также является отличительной чертой этой выставки.
Необычное название экспозиции позаимствовано у музыковеда и пианиста Михаила Друскина. «Звучащее вещество» - так был озаглавлен его доклад 1924 года в легендарном ГИНХУКе (Государственный институт художественной культуры), где работали такие видные деятели русского искусства как К. Малевич, В. Татлин, М. Матюшин. Это - метафора, которая напоминает о времени, когда «звучеры» (Алексей Крученых) и «звуколюди» (Велимир Хлебников) были наиболее активны, и не только как стихийные творцы, но как исследователи, изобретатели, когда художники пытались найти материальный аналог звука – «звучащее вещество».
Представленные на выставке явления активно развивались в последние 15-20 лет, и уже сформировались в целое направление в современном искусстве. Но сегодняшние достижения – результат долгих поисков, которые значительно ускорились в начале ХХ века, когда рухнула стена между живописью и музыкой. Художники стремились к созданию цветомузыкального синтеза (Микалоюс Чюрленис, Василий Кандинский, Владимир Баранов-Россине), пытались установить и использовать в творчестве взаимодействие между цветом и звуком (Михаил Матюшин), предсказывали появление нового музыкального языка (Николай Кульбин, Казимир Малевич).
Постепенно развивалась электронная музыка, а использование магнитофона, с помощью которого можно было монтировать музыкальный материал, привело к подлинной революции. Важнейшим событием стало появление в США на рубеже 1950–1960-х годов художественного движения «флюксус» (Fluxus), знаковыми фигурами которого являются Джон Кейдж и Нам Джун Пайк. Оно объединило в своей эстетике принципы дадаизма, поп-арта, электронной музыки, музыкального минимализма; из него выросли видеоарт и первые звуковые объекты. В экспозиции эти тенденции представлены в нескольких документальных подборках.
Выставка начинается в «озвученном» дворе (музыка Юрия Календарева), продолжается на «поющей лестнице» (автор Игорь Баскин) до третьего этажа, где занимает все пространство. На первом этаже под неё отведено несколько новых залов. В одном из них можно увидеть необычные сценические костюмы Сергея Чернова, сделанные для концертов «Поп-механики» Сергея Курехина.
На парадной лестнице посетителей встретят «звучащее» платье известного петербургского дизайнера одежды Татьяны Парфеновой; магические светящиеся барабаны Николы Овчинникова. Четыре шубинские скульптуры, украшающие лестницу дворца, тоже запоют и олицетворят собой утро, день, вечер и ночь. Здесь же, на самом верху, можно послушать «Брагофон» Михаила А Креста. Объект имеет форму огромного самогонного аппарата и издает ритмичные звуки, посредством движущейся в нем жидкости.
В вводной зоне третьего этажа находятся произведения, вдохновленные творчеством культового композитора Джона Кейджа – одного из наиболее известных новаторов в музыке ХХ века. Здесь же представлены фотографии, рассказывающие о приезде Джона Кейджа в Ленинград в 1988 г, и о создании им перфоманса «Водная симфония» вместе с Сергеем Бугаевым-Африкой, Сергеем Курехиным, Тимуром Новиковым и Александром Каном. Демонстрируется видеопрограмма концертов группы «Популярная механика», записи «Новых композиторов», которые повлияли на зарождение рейв-движения в России.
В большом зале представлены исторические и очень редкие музыкальные инструменты, имеющие необычные экспериментальные конструкции (Санкт-Петербургский музей театрального и музыкального искусства). Они свидетельствуют о попытках усовершенствования форм музыкальных инструментов. Таких изобретений было достаточно много, но большинство из них бесследно ушли в прошлое. Также в качестве артефакта представлен электроинструмент эмиритон, созданный в Ленинграде в 1947 году. Есть здесь и диковинные инструменты – арт-объекты Андрея Кузнецова (музыкальные инструменты, воплощенные в технике коллажа из разного хлама) и «Скрипка» французского скульптора Армана из собрания ГМИИ им. А.С.Пушкина (Москва).
Интересна своим интерактивом инсталляция Сергея Катрана «Семечки», которая состоит из семи огромных семечек, символизирующих концентрат жизни. Человек, входя в пространство инсталляции, включает своим появлением многочисленные датчики, семечки начинают двигаться и звучать. Когда и какой звук появится, зависит от движения наблюдателя внутри инсталляции.
В следующем зале находятся живописные произведения Валентина Афанасьева — музыканта и художника, автора уникальной системы функциональных соотношений цветов и звуков, позволяющей «видеть музыку». Валентин Афанасьев имеет патенты на несколько изобретений, преподавал в Санкт-Петербургской консерватории основы своей теории светозвукового музыкального строя. Концерты с применением системы Афанасьева состоялись в Петербурге (Смольный собор, Капелла, Большой зал филармонии, Ледовый дворец), в Париже (Большой зал ЮНЕСКО).
На выставке демонстрируется светомузыкальный фильм выдающегося художника, философа и конструктора Булата Галеева «Вечное движение» (1969 год). Это один из первых абстрактных фильмов, наложенный на музыку композитора Эдгара Вареза – пионера электронной музыки. Представлено также видео Виктора Алимпиева «Мое дыхание» (2007 год). Художник и кинорежиссер не раз участвовал в Венецианском фестивале, а эту его работу включил в свою коллекцию Центр Помпиду.
В одном из залов 3 этажа расположилась аудиоинсталляция Дмитрия и Елены Каварги «Остаточный мыслепоток 5». Эта работа является технобиологическим объектом искусства. Она создана вместе с учеными и музыкантами. Интерактивный объект реагирует на мозговую био-активность зрителя, которая имеет свойство меняться каждую секунду. Считывая ее, он создает в ответ сложные сочетания разных ритмов. Таким образом, посетитель получает уникальную возможность в прямом смысле «услышать самого себя».
Взаимодействие звука и изображения представлены в медиаперформансе «Drumpainting» (2010 год) Анны Франц и Марины Колдобской. Зритель, управляя барабанной установкой, рисует на экране абстрактные цветные картины. Звук трансформируется в визуальный образ. Капсула времени «Башня» (2010) Людмилы Беловой представляет коллекцию звуков, связанных с техническим прогрессом, которые, нажав на клавиши, может выбрать и воспроизвести зритель. Сам объект, собранный из устаревшей бытовой техники и фрагмента музыкального инструмента, выглядит как самодельный киберпанковский синтезатор из романов Уильяма Гибсона.

Подобные материалы