Византия сквозь века

Выставка
Даты: 
с 24 июня 2016 по 1 октября 2016
Музей
Эрмитаж
Адрес: 
Дворцовая наб., д.34
Санкт-Петербург
Россия

Представленные на выставке «Византия сквозь века» экспонаты охватывают весь период существования византийской культуры (с первых веков до падения Константинополя, под натиском турок, в 1453 году): скульптура; фрагменты напольных и настенных мозаик; фрагменты фресок, бронзовые литургические сосуды; ювелирные золотые изделия; перегородчатые эмали; уникальная двухметровая шитая шелком плащаница XIII века из Фессалоник; иллюминированные рукописи X – XV веков, многие из которых – хрестоматийно-известные, и, конечно, живописные иконы XII – середины XV веков, к которым добавлена уникальная мозаичная «Богоматерь Эпискепсис».
Для показа в Санкт-Петербурге свои памятники предоставили музеи, библиотеки и монастыри Афин, Фессалоник, Касторьи, Верьи, Коринфа, Хиоса, Спарты, Родоса, Аргоса, Халкиды, Беотии, Серр, Лесбоса, Киклад. Никогда прежде столь представительная делегация византийского «изящного искусства» не приезжала в Россию из Греции.
Византия знала и использовала иконы, исполненные в различных техниках и материалах: живописные; чеканные золотые, серебряные и медные, часто с позолотой; резные из мрамора, слоновой кости, стеатита или дерева; исполненные перегородчатой эмалью на золоте или серебре, а иногда и на меди; выложенные из мельчайших полудрагоценных камней и золоченых серебряных пластинок.
Икона прошла сложный и мучительный путь в Византийской культуре, путь исканий, ересей, выработки теологических и иконографических канонов. Иконографический канон, довольно жестко ограничивал художника в разработке сюжетной линии, переключая его творческую энергию в сферу выразительных средств. В то же время, в рамках единого иконографического канона, мы не увидим одинаковых икон, не увидим «копий с копии» – каждый образ индивидуален, наполнен собственной эстетической красотой.
Насыщенность Константинополя памятниками древности, несомненно, сыграло важную позитивную роль в формировании рафинированного художественного стиля столицы. Со всех концов, и даже из самого Рима, свозились шедевры искусства на берега Босфора. Мраморные и бронзовые скульптуры, бюсты, колонны, обелиски наводнили новую столицу. Византийцы жили, окруженные великими произведениями древней пластики, к которым они быстро привыкли и довольно спокойно воспринимали их «языческое происхождение» и «обнаженное бесстыдство». Однако нередко, особенно в провинции, с античным наследием поступали весьма просто: вырезали крест на лбу мраморного идола, тем самым освящая его и лишая языческого бога силы и власти. Именно так поступили с лицами Афродиты и мальчика I века н.э. из Афин, которые можно видеть на выставке. Если тонкий гравированный крест на лбу мальчика весьма деликатен, то лицо богини любви значительно пострадало. Еще один образец христианизации и вторичного использования можно видеть в коллекции Эрмитажа: стенка детского саркофага с цирковыми сценами была освящена на обороте крупным четырехконечным крестом.
Христианизировали не только идолов и мраморные плиты, но и произведения прикладного искусства, как например, бронзовую фигурку Гарпократа из собрания Эрмитажа (фрагмент канделябра или фимиамницы), и, особенно, миниатюрные драгоценные камеи, где искусство резчика легко превращало императора Каракаллу в Святого Петра, а римскую матрону в юного Христа Эммануила. Подобные переделки драгоценных вещей, конечно, были возможны лишь в столице или крупных городских центрах. Считалось также, что перенос языческих скульптур или алтарей из храмов в другие «неподобающее божеству» места, лишает их магической силы. Поэтому статуи греческих и римских богов на улицах и в зданиях Константинополя и других городов Ромейской империи воспринимались уже не как идолы, а как декоративные элементы. Правда, наряду с этим, вера в силу и магию языческих богов нередко сохранялась в массовом сознании многие столетия, активизируясь по мере необходимости. К сожалению, от античных скульптур византийской столицы мало что сохранилось.
Широко востребовано в аристократической среде Византии было искусство изготовления прочных и красивых мозаичных полов. Полы вилл, даже расположенных на островах или в отдаленных от столицы регионах, выкладывались из разноцветной мозаики. Времена года, месяцы, небесные светила, цирковые и охотничьи сцены, Орфей, Аполлон и музы, портреты знаменитых поэтов – обычный репертуар мозаичных полов ранневизантийского времени. Нередко полы с растительными и геометрическими орнаментами, птицами и животными, и даже с сюжетными изображениями, украшали и христианские храмы. Одна из таких напольных мозаик VI века, найденная в Херсонесе – византийском полисе в Крыму, была в 1853 году перевезена в Санкт-Петербург и вмонтирована в зал Афины Императорского Эрмитажа (зал № 112).
На выставке представлены фрагменты нескольких разнообразных полов такого типа. Один большой фрагмент изображает Осень – слегка пританцовывающая женская фигура в рост держит в руках покрывало, наполненное фруктами (мозаика происходит из Аргоса и датируется IV столетием).
Провозглашение христианства официальной религией Ромейской империи не очень сильно отразилось на любви женщин к драгоценным украшениям, считавшихся, по мнению христианских апологетов, атрибутами зла и низменного порока. В ювелирном искусстве раннехристианского времени (I – V века) общие тенденции формы и декора оставались довольно консервативны на протяжении нескольких столетий, тогда как в деталях наблюдалось поразительное разнообразие. В моде были как чисто золотые изделия, так и со вставками драгоценных камней и жемчуга, при этом форма камней должна была быть максимально естественной, природной. Разнообразными были и технические приемы: литье, чеканка, тиснение, выколотка, ажурная проволока, зернь, ложная зернь, филигрань, холодная инкрустация. В IX – X веке к этому разнообразию добавилась перегородчатая эмаль.
Сознательным хронологическим диссонансом среди византийских икон, мозаик и фресок звучит живописное полотно конца XVI столетия «Апостол Петр» Эль Греко, которое отражает немеркнущий гений гуманистического византийского наследия. Эль Греко недаром называют последним византийским художником, последним византийским гуманистом.
Куратор выставки – Юрий Александрович Пятницкий, старший научный сотрудник Сектора Византии и Ближнего Востока Отдела Востока Государственного Эрмитажа.