Поль Сезанн. Игроки в карты.

Даты проведения: 
с 12 сентября 2013 по 16 ноября 2013
Эрмитаж
Адрес: 
Дворцовая наб., д. 34
Санкт-Петербург
Россия

В Аполлоновом зале Зимнего дворца открыта выставка из традиционной серии "Шедевры музеев мира в Эрмитаже", которая представляет картину Поля Сезанна "Игроки в карты" из собрания Галереи Курто, Лондон. Галерея Курто славится во всем мире одной из наиболее примечательных коллекций новой французской живописи. Появление этой картины в Эрмитаже – ответный жест со стороны лондонской Галереи: несколькими месяцами раньше там, на выставке "Становясь Пикассо. 1901", побывала эрмитажная "Любительница абсента".
Сезанн представлен у Курто десятью работами высочайшего достоинства, где наибольшее восхищение вызывают фигурные композиции "Игроки в карты" и "Курильщик", пейзажи "Гора Св. Виктории" и "Озеро Аннеси", а также "Натюрморт с гипсовой статуэткой", жанр, в котором художник не знал себе равных.
Серия "Игроков" занимает важное место в зрелом творчестве Сезанна. Впервые он обратился к этой тематике в 1890-е годы. "Игроки в карты" были написаны по реальным впечатлениям от пребывания в Жа-де-Буфан, поместье, где проходила юность художника, и куда он вернулся в поздние годы.
Крестьяне, жившие в окрестностях Экса и работавшие в поместье, послужили натурой и для серии произведений "Игроки в карты", и для группы одиночных этюдов, в основном курильщиков. В их число входит и поясное изображение садовника (Галерея Курто), сделавшегося позже игроком слева на лондонском холсте, и "Курильщик" из эрмитажного собрания, для которого позировал Полен Поле, ставший игроком справа.
За отсутствием документации последовательность в исполнении вариаций "Игроков" остается дискуссионной. Молодой провансальский поэт Ж. Гаске, к которому дружески относился Сезанн, уверял впоследствии, что тот начинал серию с полотен малого размера (к ним как раз и относится лондонская вариация "Игроков") и закончил крупными – они находятся в Музее Метрополитен в Нью-Йорке и Фонде Барнса в Филадельфии. Однако Гаске не мог знать, как продвигалась вся серия – Сезанн никому не показывал эти свои работы. В 1948 году Бернар Дориваль, выдающийся французский знаток живописи конца XIX века, предположил, что на самом деле весь творческий процесс проходил в обратном порядке. Тогда двумя последними композициями стали две картины примерно равных размеров хранящиеся в Лондоне и в Париже, в Музее Орсэ. Этого мнения придерживаются как устроители выставки "Сезанн. Игроки в карты", проходившей в 2010 году в Галерее Курто, так и хранитель отдела Западноевропейской живописи Государственного Эрмитажа А.Г. Костеневич.
Вариации "Игроков", хранящиеся в музеях Америки, с большим числом персонажей, отличаются точно проработанными реальными деталями костюмов персонажей и фона. В более поздних версиях из коллекций Дохи, Парижа, Лондона композиция составлена из двух фигур, детальность изображения уступает место экспрессии и живописности исполнения. Энергия живописи здесь, в сравнении с американскими версиями, возрастает. Это особенно характерно для той версии, что выставлена сегодня в Эрмитаже: расплывчатый, смазанный фон, выхваченный из кадра и показанный сам по себе, не воспринимается как стена кабачка, а кажется абстрактной живописью.
Лондонская и парижская версии, наименьшие по размеру и, как теперь считается, последние в цикле по времени исполнения, по мнению большинства специалистов, относятся к лучшим в серии, а вместе с тем – к вершинам живописи мастера. Ученые до сих пор спорят о том, можно ли считать "Игроков в карты" из Галереи Курто последней в серии. В обеих картинах, в сравнении с американскими версиями, энергия живописи возрастает, концентрируясь на двух профилях участников состязания, сидящих за столом с картами в руках и обдумывающих ход, от которого зависит исход игры.
Тема карточной игры не была редкостью во французском изобразительном искусстве. К ней обращались Л. Мейссонье в живописи или О. Домье в графике, преимущественно находя в таких сюжетах повод для иронии. В подобном ключе действовали в начале 1890-х годов, то есть одновременно с Сезанном, и живописцы официальных салонов. Однако Сезанн в своей живописи никогда не склонялся к юмору. Его персонажами владеет затаенная страсть, которая выражается не в мимике или жестах, а в динамичности и красоте самой живописи. Сцена карточной игры, которой полностью отдаются сезанновские персонажи, как бы указывают здесь на присутствие судьбы, неожиданно проявляющейся в самой банальной обстановке.
Куратор выставки - Демина Наталья Борисовна, научный сотрудник Отдела западноевропейского изобразительного искусства.

Подобные материалы