Владимир Горбунов. Они.

Даты проведения: 
с 25 января 2012 по 14 февраля 2012
Адрес: 
В.О. Большой пр. д. 62
Санкт-Петербург
Россия

Владимиру Горбунову потребовался один простой, но эффектный жест, чтобы перенестись из области художественной практики в мир современного искусства. Он, как и подобает прилежному выпускнику Академии Художеств, хорошо и качественно рисует, используя традиционные бумагу и графитный карандаш, и, заметим, с пристрастием к большому формату. Но основной мотив его произведений – виртуозно исполненные, огромные копии старых семейных фотографий – вызывает вопрос: авантюра или творческий подвиг?
Надо признать, что графические объекты Владимира Горбунова энергетически насыщенны. Старые фотографии сами по себе являются семейными реликвиями, бережно хранимыми и передаваемыми из поколения в поколение для восстановления связи с прошлым. Увеличенные художником в масштабе 1:50, из маленьких реликвий они превращаются в ритуальные объекты, сила воздействия которых растёт в прямой пропорции с их размером. Пусть это копии, но это «живые копии», где каждый участок поверхности дышит прикосновением руки человека, в отличие от мертвенной поверхности фотографии, произведённой машиной. Осознание того, что каждый миллиметр снимка, с его пожухлостями, покоробившимися краями и пожелтевшими от времени пятнами, пропущен через глаз и руку художника, насыщает его для зрителя ценным содержанием.
Удивительно, но композиции старинных фотографий, в многократном увеличении, вдруг обнаруживают сходство с алтарными образами, например, раннего Возрождения. В них есть и зеркальная симметрия относительно главной оси, и «предстоящие» участники сакрального действа, и даже узорчатые ковер или ткань в качестве задника. Такие аналогии в разы усиливают ритуальный характер произведений. И, наконец, художник умело использует силу Взгляда, который и вызывает самые болезненные ощущения при просмотре фотографий умерших людей. Для того чтобы смотреть на эти произведения требуется усилие воли. Считается, что совершенное наблюдение – то, что остается незамеченным. В противовес этому, картины В.Горбунова не пассивный объект наблюдений, они сами смотрят, переворачивая тем самым обыденное представление о том, кто есть зритель, а кто – объект наблюдений. Взгляды его персонажей подобны форточкам, сквозь которые в душу зрителя проникает лёгкий сквозняк небытия.
Подчеркнем, что в истории живописи есть примеры использования фотографии как интерпретации, когда художник проявляет свою творческую волю по отношению к ней. В свете поисков В.Горбунова такое проявление воли есть СВОЕ-волие, тогда как задача художника быть орудием диктата, который необходимо донести до зрителя. Многодневное прилежное следование оригинальному фотографическому изображению, подавление своего видения и желания свободной интерпретации являются трудной работой, которая требует от художника своего рода подвижничества.

Катерина Савицкая.

Подобные материалы